Сегодня президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Эрдоган приняли участие в торжественной церемонии завершения строительства морской части «Турецкого потока». DW выясняет, почему проект вызвал такую шумиху.

Президент Турции Реджеп Эрдоган сообщил журналистам, что «Турецкий поток» будет готов к вводу в эксплуатацию в 2019 году после проведения испытаний, а Владимир Путин заявил, что трубопровод превратит Турцию в «крупный европейский хаб». Сотрудничество с Москвой несомненно повлияет на геополитическое положение Турецкой Республики, приводит слова российского лидера Deutsche Welle.

«Турецкий поток» — это газопровод из России в Турцию протяженностью 910 километров, который идет по дну Черного моря. Первая нитка трубопровода будет поставлять газ турецким потребителям, а вторая предназначена для Южной Европы.

Кто выигрывает от реализации проекта «Турецкий поток»?

Очевидно, что российский энергетический гигант «Газпром» сможет удовлетворить растущий спрос на газ в Турции, отмечает DW. Так, в прошлом году более миллиона турецких потребителей заключили договора на подключение газа.

«Турецкий поток» также поможет Анкаре достичь своей цели и стать крупным газовым «мостом» между Востоком и Западом. Уже будучи ключевым энергетическим хабом в регионе, Турция сможет обеспечить поставки газа остальной части Юго-Восточной Европы, зарабатывая на этом миллиарды евро.

Почему «Турецкий поток» вызывает столько споров?

Страны Евросоюза по-прежнему остаются зависимыми от российского газа, основная часть которого до недавнего времени поставлялась по трубопроводам через территорию Украины. В 2000-х годах Россия приостанавливала поставки газа на Украину и, следовательно, значительной части Европы, в связи с невыплатой долгов. Отношения между двумя странами еще больше осложнились после присоединения Крыма и военного конфликта на Донбассе.

Тогда как «Турецкий поток», наряду с «Северным потоком», идущим по дну Балтийского моря в Германию, позволит России поставлять газ в Европу в обход Украины. В результате реализации этих проектов Киев потеряет миллиарды евро в виде транзитных сборов, поясняет DW.